Эпические грезы

     Ирина ЧУЖИНОВА

     газета "День", 6 июня 2012 г.

 

     «Сон в летнюю ночь» Киевского ТЮЗа получился масштабным, красочным, праздничным и очень театральным!  

                                    

     Шекспировский «Сон в летнюю ночь» считается одной из самых сложных пьес с постановочной точки зрения, поскольку тут параллельно разворачивается несколько историй, запутанных и переплетенных не без помощи ураганных страстей и сказочной магии. Четверка афинских юношей и девушек по разным причинам оказывается в волшебном лесу, просто кишащем всевозможными фантастическими существами, которыми заправляет супружеская королевская пара Оберона и Титании. В тот же лес приходят ремесленники, чтобы спокойно и в дали от любопытных глаз отрепетировать спектакль, который собираются показать на торжествах по случаю свадьбы местного вельможи. А дальше, собственно, и начинаются разного рода озорства и каверзы вездесущего Пака, верного пажа Оберона, умудрившегося в одну летнюю ночь проучить всех, кто недооценивал всемогущество любви.

 

     Ныне современному украинскому театру не по силам тягаться с голливудскими эпическими форматами фэнтези, где и причудливые внешности героев, и завораживающие панорамы «нездешних» мест, и спецэффекты «чудес» и «волшебства» — всего лишь вопрос фантазии и сноровки мастеров компьютерных дел... В ТЮЗовском «Сне...» нет ни ошеломительной дороговизны механических конструкций, ни новомодных осветительных приборов, способных любое действо превратить в лазерное шоу. Но спектакль это отнюдь не портит, а наоборот, подстегивает режиссера, и постановочную команду, и актеров говорить на «чистом» театральном языке, который на поверку оказывается богаче и гибче искусственно-технического кино-арго.

 

     Словом, «Сон в летнюю ночь» получился звонкоголосой одой театру — живому, думающему и изобретательному. Режиссер Виктор Гирич, вводя в действие своеобразные короткие пролог и эпилог, сразу заявляет, что все увиденное — сон и грезы одного из героев. А что такое сон, если не театр? Ведь и тут, и там все вроде как понарошку: открой глаза — и магия развеется, но пока не проснулся, веришь всему, переживаешь, участвуешь. Эта метафора вполне воплотиться в финале, когда подуставшие от кутерьмы эльфы и люди сядут в круг и будут дружно хохотать, смотря уморительно смешное представление афинских ремесленников.

 

     И сценография, сочиненная Михаилом Френкелем, если приглядеться, напоминает двухъярусную сцену, обильно замаскированную и принаряженную в зелень, снабженную несколькими мобильными занавесами-лианами. Хочешь — играй в прятки, хочешь — води за нос и подслушивай или веселись и пей вино, что и делают веселые сатиры и вакханки, время от времени замирая на заднем плане силуэтами древнегреческих фресок. Кстати, атмосфера бесшабашных дионисийских гуляний в этом «Сне...» царит благодаря замечательному хореографу Алле Рубиной, которая каждый пластический эпизод выстраивает так точно и изысканно, словно рисует картины на темы древней Эллады. Чего стоит лихая пляска с бубном заводилы-гуляки, задающая ритм общему танцу лесных духов, который, в свою очередь, от удара к удару превращается в безудержный шабаш молодости, красоты и флирта.

 

     Актеры в этом спектакле заслуживают особой похвалы, ведь они тут демонстрируют и впрямь чудеса профессии, с легкостью порхая из фарса в лирику, из драмы в комедию, уверенно выполняя как сложные пластические партии, так и не менее сложные психологические виражи. Лизандр (Игорь Иванов) и Гермия (Марина Андрощук), Деметрий (Александр Зеневич) и Гелена (Светлана Сасу) вовсе не похожи на стереотипно влюбленных с однообразными выражениями лиц и стандартным набором вздохов и выразительных взглядов. Каждый из них наделяет своего персонажа характером, индивидуальностью, жизнью, в конце концов. К тому же, эти четверо ни на минуту не забывают, что играют все-таки комедию, и пафос страданий неизменно корректируют иронией и стебом.

 

     Все исполнители в этом «Сне...» балансируют между серьезным и смешным, с восхитительным чувством меры подбирая нужные их пропорции. Королевская пара — вкрадчивый Оберон (Константин Попудренко) и пленительная одалиска Титания (Анжелика Гирич), органично сочетающая величие и комизм одновременно, сыгранных на полутонах, намеках на слегка шаржированные узнаваемые ситуации. Им для контраста — пара Пирам (Юрий Якуша) и Тизба (Владимир Плахов), отчаянно показанная афинскими ремесленниками в пародийном мини-спектакле, где опять происходит плутовская подмена, и от смешного до грустного тоже, оказывается, один шаг. Юркого мелкого беса Пака, озорника и насмешника, движущего интригу, придающего спектаклю и динамику, и сказочный флер, виртуозно сыграл просто-таки гуттаперчевый Алексей Петрожицкий.

 

     В целом же «Сон в летнюю ночь» еще раз доказал, что хороший театр — всегда производная усилий всех его создателей, мечтающих и творящих в унисон.