Каса, адмiнiстрацiя
(044) 253-62-19

В новой постановке режиссер Дмитрий Богомазов рассуждает о том, как самое главное в жизни превращается в рутину

     Ирина ЧУЖИНОВА

     Газета "Капитал" 17 декабря 2014 г.

 

     В столичном Театре юного зрителя 13 декабря состоялась премьера — «Наш городок» по пьесе американца Торнтона Уайлдера. Для постановки пригласили Дмитрия Богомазова. Режиссер любит размышлять на серьезные темы, выбирая для них игровые формы, далекие от скучного подражания реальности. Да и сам текст Уайлдера не метит в театр психологический. Здесь все условно, все будто «понарошку». Тема пьесы — «жизнь», а значит, что тут рассусоливать, мы все и так прекрасно знаем эти повседневные ритуалы-схемы: семейные завтраки и дружеские встречи, первые свидания и разговоры за полночь. А еще дни рождения и свадьбы, торжества и похороны… Все это в пьесе поровну делится на две семьи Гиббсов и Уэббов, живущие в обыкновенном провинциальном городке.

 

     Дмитрий Богомазов прилежно следует замыслу автора, выхолащивая в спектакле любой намек на быт. Помогает ему в этом художник Петр Богомазов — сын режиссера, а по совместительству соавтор уже третьего спектакля. Сцена освобождена от кулис и драпировок, так что видны и стены театра, и металлические трубы для всевозможных креплений, и ряды прожекторов. Нейтрального цвета геометрические прямоугольные стены-конструкции с окошками, дверными проемами, ступеньками — абсолютно универсальный интерьер. И персонажи, будто сошедшие с картин Рене Магритта: мужчины в котелках и тройках, женщины — в скромных ситцевых платьях. Все с выбеленными лицами в знак того, что они лишь герои-маски, тени, проекции людей.

 

     Сценическое действие, словно церемониймейстер, ведет помощник режиссера Юрий Радионов, обильно комментируя происходящее, представляя героев, объясняя обстоятельства и время событий. Все персонажи в действии образуют единый слаженный механизм: точные отработанные пантомимы, похожие на номера цирковых эксцентриков, лаконичные эмоции, выразительные ритмичные паузы. Гармонично работает квартет Виктор Степаненко (доктор Гиббс), Анжелика Гирич (миссис Гиббс), Анатолий Сомик (мистер Уэбб), Инна Беликова (миссис Уэбб), запоминающиеся соло у Марины Андрощук (миссис Сомс). Дуэт гитаристов звуками и мелодиями «дорисовывает» необходимое чувство или мысль до графической четкости (музыкальное оформление Александра Курия и Алексея Петрожицкого).

 

     Справа на авансцене установлены напольные часы — они демонстрируют иной тип механизма, неумолимо отсчитывающего секунды, часы, годы. Но жизнь человеческая, как тонко подмечает Богомазов, состоит не из временных интервалов. А из неуклюжих нежностей, нелепых шуток, до кома в горле обыкновенных, но таких важных слов о самом главном — конечно, о любви. Все эти простые человеческие эмоции в спектакле будто затирает привычная круговерть, доводя их до автоматизма, превращая в безупречную, но холодную механику чувств.

 

     В третьей части спектакля, когда позади остаются и будни, и праздники, действие переносится на погост. Смерть здесь — лишь часть жизни, и там, за чертой, все постепенно забывается. Ушедшим здесь дана возможность вновь и вновь возвращаться в свою жизнь и со стороны наблюдать за всем, зная исход и скорбя о невозможности что‑то исправить. Собственно, одна из героинь решила воспользоваться такой привилегией, и мы вновь попадаем в те же дни, расчерченные по сантиметрам и минутам. И вдруг мелькает догадка — а может, и все предыдущее действие было лишь потусторонним спектаклем, искусной игрой, повторяющейся по кругу? Ответ авторы предлагают отыскать зрителям.